Серебрякова Анфиса Стахеевна

серебрякова
Родилась в 1920 году. Детей в семье было 9, поэтому рано пришлось работать, зарабатывать на жизнь. С детства с отцом, профессиональным охотником, Щёголевым Стахеем Алексеевичем и старшими братьями ходила на охоту.
В 1943 году, когда шла Великая Отечественная война, пошла работать лямщицей (так назывался труд людей, бурлацким способом доставлявших грузы от устья Подкаменной Тунгуски в поселки района). Лямщицей Анфиса Стахеевна работала 3 года.
Из воспоминаний Анфисы Стахеевны:
“Караван илимок грузился ниже Большого порога. Там, на высоком берегу Подкаменной Тунгуски, стояли склады с различными грузами. За день двадцать женщин успевали нагрузить две илимки. Особенно трудно было ходить с грузом под гору. На другой день встанешь, до икр рукой не дотронешься — огнём горят. Постепенно разойдешься и опять таскаешь мешки, ящики. Груз для наших женских плеч, что и говорить, был тяжеловатый. Так, куль рафинада весил 106 килограммов, ящик масла — не 25, как сейчас, а 50 килограммов. Вот прёшь мешок с мукой или ящик, а в глазах зелень стоит.
Или вот ружейную дробь я таскала. В каждом брезентовом мешочке её ровно десять килограммов. Так вот, руки за спиной сцепишь, и тебе на спину семь кульков положат, потом еще по одному на левое и правое плечо. Вот и тащишь 90 килограммов до илимки.
Передового лямщика во всех бригадах называли “шишкой”. В составе нашей бригады “шишкой” была Кристина Сергеевна Кость. Тогда крепкая женщина была. По два куля муки сразу таскала. В лямке от “шишки” очень многое зависело.
Тянули илимки следующим образом. От илимки к берегу шел трос метров сто длинной, мы его называли “цинком”. От “цинка” в сторону отходили поводки разной длины, к каждому поводку прикреплялась лямка из широкой бересты. Эти лямки мы надевали на себя. Вот “шишка” и должна была ровно идти, чтобы идущие сзади лямщики не ломали себе ноги о камни. Тут особое искусство надо было иметь и выносливость.
Особенно трудно было пройти Большой порог. Его длина семь километров. Все двадцать лямщиков из нашего каравана через пороги поднимали по одной илимке. Потом возвращались под порог, брали следующую илимку и тянули ее.
Как тащили илимки через порог, и вспоминать страшно. Бывало, в лежку лежишь и цепляешься за каждый камешек, за каждую травинку.

Случалось, что река оказывалась сильнее нас. Здесь только успевали освободиться от лямки, иначе в речку сбросит да по камням протащит. Илимку через порог пробросит, рулевой с водоливом к берегу пристанут в улове, а нам обратно идти и начинать все сначала.

За лето от Большого порога до Байкита или Усть-Камо мы делали по четыре-пять рейсов. Следующим летом пришлось таскать илимки с устья Подкаменной Тунгуски. Именно здесь, таская илимки, познакомилась я со своим будущим мужем Иваном Петровичем Серебряковым. Он был лоцманом каравана.
Вместе с мужем после войны переехала я жить в Куюмбу. Стала работать санитаркой [с 1946 года] в больнице, а каждую осень брала отпуск и вместе с мужем отправлялась на охоту. В день добывали по 25 белок, а за время отпуска от 500 до 700 белок сдавали вместе с мужем на заготпункт.
После смерти мужа я еще пять лет в Куюмбе жила и одна на охоту ходила. Потом уже перестала, а все равно долго по тайге скучала. Осенью иду по улице и слышу, где-то рядом в поселке собаки белку лают, а меня, как магнитом, туда тянет.
Восемнадцать лет проработала санитаркой в Куюмбе и [после переезда] в Байкитской районной больнице [до 1965 года]. Работу эту очень любила”.

С 1965 года по 1970 год работала разнорабочей в Байкитском коопзверопромхозе. С 1971 года на пенсии.
Награждена юбилейной медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», медалью «Ветеран труда».
Звание «Почетный житель Эвенкии» Анфисе Стахеевне присвоено в 1997 году.
Умерла в 1998 году.

Поделиться данной записью на своей странице в:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Comments are closed